Закрыть ... [X]

Карел чапек универсальные роботы

Карел Чапек. Р.У.Р. (Россумские универсальные роботы). Пьеса. Часть 1. Пролог
Карел Чапек. Р.У.Р. (Россумские универсальные роботы). Пьеса. Часть 2. Действие первое
Карел Чапек. Р.У.Р. (Россумские универсальные роботы). Пьеса. Часть 3. Действие второе

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Одна из лабораторий комбината. Когда открывается дверь в глубине сцены, видна бесконечная перспектива других лабораторий. Слева -- окно, справа -- дверь в прозекторскую. Вдоль стены слева -- длинный рабочий стол, с бесчисленными пробирками, колбами, спиртовками, химикалиями, небольшим термостатом. Против окна -- микроскоп со стеклянным шаром. Над столом висит ряд зажженных ламп. Направо -- письменный стол с большими книгами; на нем тоже горит лампа. Шкаф с инструментами. В левом углу умывальник, над ним -- небольшое зеркало, в правом углу -- кушетка. За письменным столом сидит АЛКВИСТ, подперев руками голову.
АЛКВИСТ (перелистывает книгу)- Не найду? Не пойму? Не научусь? Проклятая наука! О, почему они не роботы записали всего! Галль, Галль, как делают роботов? Галлемайер, Фабри, Домин, зачем вы столько унесли с собой! Оставили бы мне хоть намек: как раскрыть тайну Россума! О! (Захлопывает книгу.) Все напрасно! Книги ничего уже не говорят! Они немы -- как и все вокруг. Умерли, умерли вместе с людьми! И не ищи! (Встает, подходит к окну, открывает его.) Опять -- ночь. Если б я мог уснуть! Спать, видеть сны, видеть людей... Как, звезды еще существуют? К чему звезды, если нет людей? О боже, зачем они не погасли?.. Освежи, освежи мне голову, древняя ночь! Божественная, дивная, какой ты бывала встарь, -- ночь, что тебе нужно здесь? Нет влюбленных, нет снов. О старая пестунья, -- мертв сон без сновидений; и ты не освятишь уже ничьих молитв; не благословишь, о мать, сердец, трепещущих от любви. Любви нет. Елена, Елена, Елена! (Отворачивается от окна. Рассматривает пробирки, вынув их из термостата.) Опять ничего! Все напрасно! К чему это? (Разбивает пробирки.) Все - - скверно. Вы же видите: я больше не могу. (Прислушивается у окна.) Машины, одни машины! Роботы, остановите их! Вы думаете, что заставите их породить жизнь? О, я не вынесу этого! (Закрывает окно.) Нет, нет, ты должен искать, должен жить... Если б я только не был так стар! Очень я постарел? (Смотрится в зеркало.) Лицо, бедное мое лицо! Образ последнего человека! Покажись, покажись -- давно уж не видел я человеческого лица! Человеческой улыбки! Да полно -- разве это улыбка? Эти желтые, стучащие зубы? Что вы так моргаете, глаза? Фу, фу, это старческие слезы --не надо! Вы уже разучились удерживать свою влагу? Стыдно! А вы, дряблые, посиневшие губы, что вы там бормочете? Что ты так дрожишь, запущенная бороденка? И это -- последний из людей? (Отворачивается.) Не хочу никого больше видеть! (Садится к столу.) Нет, нет, искать, только искать! Проклятые формулы -- оживите! (Перелистывает книгу.) Не найду? Не пойму? Не научусь?..
Стук в дверь. Войдите!
Входит СЛУГА-РОБОТ, останавливается в двери.
В чем дело?
СЛУГА. Центральный Совет роботов ждет, когда ты его примешь, господин.
АЛКВИСТ. Я не хочу никого видеть.
СЛУГА. Господин, приехал Дамон из Гавра.
АЛКВИСТ. Пускай ждет. (Резко оборачивается.) Разве я не сказал вам, чтоб искали людей? Найдите мне людей! Найдите мужчин и женщин! Идите, ищите!
СЛУГА. Господин, они говорят, что искали везде. Во все стороны посылали экспедиции и суда.
АЛКВИСТ. И что ж?
СЛУГА. Нет больше ни одного человека на свете.
АЛКВИСТ (встает). Ни одного? Неужели ни одного? Зови сюда Совет.
СЛУГА уходит.
(Один.) Ни одного? Неужели вы никого не оставили в живых? (Топает ногой.) Подите прочь, роботы! Опять начнете скулить! Опять станете просить, чтобы я нашел секрет производства! Что? Видно, теперь и человек хорош стал, его помощи ждете?.. Эх, помощь! Домин, Фабри, Елена, вы видите: я делаю, что могу! Нет людей -- так пусть хоть роботы будут, хоть тень человека, хоть дело рук его, хоть его подобие!.. О, какое безумие -- химия!
Входит СОВЕТ ИЗ ПЯТИ РОБОТОВ.
(Садится.) Что угодно роботам?
РАДИЙ. Машины не могут работать, господин. Мы не можем воспроизводить роботов.
АЛКВИСТ. Позовите людей.
РАДИЙ. Людей нет.
АЛКВИСТ. Только люди могут продолжать жизнь. Не отнимайте у меня времени.
2-й РОБОТ. Сжалься, господин. Нас обуял ужас. Мы исправим все, что совершили.
3-й РОБОТ. Мы увеличили производство во много раз. Уже некуда складывать все, что мы произвели.
АЛКВИСТ. Для кого?
3-й РОБОТ. Для будущих поколений.
РАДИЙ. Только роботов мы не умеем воспроизводить. Из машин выходят одни окровавленные куски. Кожа не прирастает к мясу, а мясо -- к костям. Из машин потоком сыплются бесформенные клочья.
3-й РОБОТ. Людям была известна тайна жизни. Открой нам их тайну.
4-й РОБОТ. Не откроешь -- мы погибнем.
3-й РОБОТ. Не откроешь -- погибнешь сам. Нам поручено убить тебя.
АЛКВИСТ (встает). Так убивайте! Ну, убейте меня!
3-й РОБОТ. Тебе велено...
АЛКВИСТ. Мне! Кто смеет повелевать мне?
3-й РОБОТ. Правительство роботов.
АЛКВИСТ. Кто же это?
5-Й РОБОТ. Я, Дамон.
АЛКВИСТ. Что тебе надо здесь? Уходи! (Садится за письменный стол.)
ДАМОН. Всемирное правительство роботов хочет вступить с тобой в переговоры.
АЛКВИСТ. Не отнимай у меня времени, робот! (Опускает голову на руки.)
ДАМОН. Центральный Совет приказывает тебе выдать инструкции Россума.
Алквист молчит.
Назначь цену. Мы заплатим любую.
1-й РОБОТ. Господин, научи нас сохранить жизнь.
АЛКВИСТ. Я сказал, сказал уже: надо найти людей. Только люди способны размножаться. Обновлять жизнь. Только они могут вернуть все, что было. Роботы, ради бога, прошу вас: разыщите их!
4-й РОБОТ. Мы обыскали весь земной шар, господин. Людей нет.
АЛКВИСТ. О-о-о, зачем вы их истребили!
2-й РОБОТ. Мы хотели быть, как люди. Хотели стать людьми.
РАДИЙ. Мы хотели жить. Мы -- способнее людей. Мы научились всему. Мы все можем.
3-й РОБОТ. Вы дали нам оружие. Мы не могли не стать господами.
4-й РОБОТ. Мы познали ошибки людей, господин.
ДАМОН. Надо убивать и властвовать, если хочешь быть, как люди. Читайте историю! Читайте книги людей! Надо властвовать и убивать, чтобы быть людьми!
АЛКВИСТ. Ах, Дамон, ничто так не чуждо человеку, как его собственный образ.
4-й РОБОТ. Мы вымрем, если ты не дашь нам размножиться.
АЛКВИСТ. И подыхайте! Вы -- вещи, вы -- рабы, вы еще хотите размножаться? Если хотите жить -плодитесь, как животные!
3-й РОБОТ. Люди не дали нам этой способности.
4-й РОБОТ. Научи нас делать роботов.
ДАМОН. Мы будем родить с помощью машин. Построим тысячи паровых маток. Они начнут извергать потоки жизни. Жизнь! Роботов! Сплошь, одних роботов!
АЛКВИСТ. Роботы -- не жизнь. Роботы -- машины.
2-й РОБОТ. Мы были машинами, господин. Но от ужаса и страданий мы стали...
АЛКВИСТ. Чем?
2-й РОБОТ. Мы обрели душу.
4-й РОБОТ. Что-то борется в нас. Бывают моменты, когда на нас что-то находит. И мысли являются, каких не бывало прежде.
3-й РОБОТ. Слушайте, о, слушайте! Люди -- наши отцы! Этот голос, возвещающий о том, что вы хотите жить, голос, горько жалующийся, голос мыслящий, голос, говорящий нам о вечности, -- это их голос! Мы - - их сыновья!
4-й РОБОТ. Выдай нам завещание людей.
АЛКВИСТ. Такого нет.
ДАМОН. Открой тайну жизни.
АЛКВИСТ. Она утрачена.
РАДИЙ. Ты знал ее.
АЛКВИСТ. Нет, не знал.
РАДИЙ. Она была записана.
АЛКВИСТ. Утеряна. Сожжена. Я -- последний человек, роботы, и не знаю того, что знали другие. Вы убили их!
РАДИЙ. Тебя мы оставили в живых.
АПКВИСТ. Да, в живых! Меня вы оставили в живых, палачи! Я любил людей, а вас, роботы, не любил никогда. Видите вы эти глаза' Они не перестают плакать: один оплакивает людей, другой -- вас, роботы.
РАДИЙ. Ставь опыты. Ищи рецепт жизни.
АЛКВИСТ. Мне нечего искать, роботы. Из формулы не сделаешь рецепта жизни.
ДАМОН. Экспериментируй над живыми роботами. Изучи их устройство.
АЛКВИСТ. Живые тела? Другими словами -- чтобы я убивал? Я, который никогда... Замолчи, робот! Говорю тебе: я слишком стар. Видишь, видишь, как дрожат мои пальцы? Я не удержу скальпеля. Видишь, как слезятся мои глаза? Да мне не разглядеть своих собственных рук! Нет, нет, не могу!
4-й РОБОТ. Жизнь погибнет.
АЛКВИСТ. Прекрати, ради бога, это безумие! Скорее люди с того света подадут нам жизнь; быть может, они уже протягивают к нам руки, полные жизни! Ах, они так любили жизнь! Знаешь -- быть может, они еще вернутся; они так близко от нас, словно окружают нас везде; стараются пробиться к нам, как из подземной шахты. Ах, разве я не слышу все время голоса, которые любил?
ДАМОН. Возьми живые тела!
АЛКВИСТ. Смилуйся, робот, не принуждай меня! Ты видишь -- я уже не знаю, что делаю!
ДАМОН. Живые тела!
АЛКВИСТ. А, ты хочешь этого? Ступай в прозекторскую! Сюда, сюда, живее! Ага! Вздрогнул? Значит, все-таки боишься смерти?
ДАМОН. Я? Почему именно я? АЛКВИСТ. Не хочется? ДАМОН. Иду. (Уходит направо.) АЛКВИСТ (остальным). Раздеть его! Положить на стол! Скорей! И крепко держать.
Все уходят направо.
(Моет руки и плачет.) Боже, дай мне силы! Дай мне силы! Боже, только бы это было не напрасно! (Надевает белый халат.)
ГОЛОС СПРАВА. Готово!
АЛКВИСТ. Сейчас, сейчас. О господи! (Берет со стола несколько склянок с реактивами.) Которую взять? (Постукивает склянками друг о друга.) Которую из вас испробовать?
ГОЛОС СПРАВА. Можно начинать!
АЛКВИСТ. Да, да, начинать -- или кончать. Боже, дай мне силы!
Уходит направо, оставив дверь полуоткрытой. Пауза.
ГОЛОС АЛКВИСТА. Держите его крепче! ГОЛОС ДАМОНА. Режь!
Пауза.
ГОЛОС АЛКВИСТА. Видишь этот нож? И ты все еще хочешь, чтобы я резал? Не хочешь ведь, правда? ГОЛОС ДАМОНА. Режь!
Пауза.
КРИК ДАМОНА. Аааааа!
ГОЛОС АЛКВИСТА. Держите! Держите!
КРИК ДАМОНА. Аааааа!
ГОЛОС АЛКВИСТА. Не могу!
КРИК ДАМОНА. Режь! Режь скорей!
Из средней двери выбегают роботы ПРИМ и ЕЛЕНА.
ЕЛЕНА. Прим, Прим, что тут творится? Кто это кричит?
ПРИМ (заглянув в прозекторскую). Господин режет Дамона. Пойдем скорей, посмотрим, Елена!
ЕЛЕНА. Нет, нет, нет! (Закрывает глаза.) Это уж-жасно!
КРИК ДАМОНА. Режь!
ЕЛЕНА. Прим, Прим, пойдем отсюда! Я не могу этого слышать! О, Прим, мне дурно!
ПРИМ (бежит к ней). Ты совсем белая!
ЕЛЕНА. Я сейчас упаду! Отчего там вдруг все стихло?
КРИК ДАМОНА. Аааа-о!
АЛКВИСТ (вбегает справа, сбрасывает окровавленный халат). Не могу! Не могу! Боже, какой ужас!
РАДИЙ (в двери прозекторской). Режь, господин! Он еще жив!
КРИК ДАМОНА. Режь! Режь!
АЛКВИСТ. Унесите его скорей! Я не хочу этого слышать!
РАДИЙ. Роботы могут вынести больше тебя. (Уходит.)
АЛКВИСТ. Кто тут? Подите прочь! Я хочу быть один! Как тебя зовут?
ПРИМ. Робот Прим.
АЛКВИСТ. Никого сюда не впускать, Прим! Я хочу спать, слышишь? Ступай, прибери в прозекторской, девушка! Что это? (Смотрит на свои руки.) Скорей воды! Самой чистой воды!
Елена выбегает.
О, кровь! Как могли вы, руки... руки, которые так любили добрый труд -- как могли вы это сделать? Руки, руки мои... Господи, кто тут?
ПРИМ. Робот Прим.
АЛКВИСТ. Унеси халат. Видеть его не могу!
Прим уносит халат.
Кровавые когти, как мне от вас отделаться? Кшш, прочь! Прочь, руки! Вы убили...
Из правой двери, шатаясь, вваливается ДАМОН, закутанный в окровавленную простыню.
(Отшатывается.) Что тебе? Что тебе?
ДАМОН. Жи... живой! Лу... лу... лучше -- жить!
2-й и 3-й РОБОТЫ вбегают за ним. АЛКВИСТ. Унесите его! Унесите! Унесите скорей!
Дамона ведут направо.
ДАМОН. Жизнь!.. Я хочу... жить! Лу... лучше... ЕЛЕНА приносит кувшин с водой.
АЛКВИСТ (помолчав)....жить?.. Что тебе, девушка? Ах, это ты. Полей, полей мне на руки! (Моет руки.) Ах, чистая, освежающая вода! Холодная струйка, как ты приятна! Ах, руки, руки мои! Неужели вы до самой смерти будете внушать мне отвращение? Лей, лей! Больше воды, еще больше! Как тебя зовут?
ЕЛЕНА. Робот Елена..
АЛКВИСТ. Елена? Почему Елена? Кто тебя так назвал?
ЕЛЕНА. Госпожа Домин.
АЛКВИСТ. Покажись, Елена! Так тебя зовут Елена' Я не буду называть тебя так. Унеси воду.
Елена уходит с кувшином.
(Один.) Все напрасно, все напрасно! Ничего -- опять ничего не узнал! Неужели ты вечно будешь двигаться вслепую, бездарный школяр природы? Боже, боже, боже, как трепетало это тело! (Открывает окно.) Светает. Опять -- новый день, а ты не продвинулся ни на пядь... ни на шаг вперед! Оставь поиски! Все тщетно, тщетно, тщетно! Зачем опять рассвет? О, что нужно новому дню на кладбище жизни? Остановись, светило! Не всходи больше! Как тихо, как тихо! Зачем умолкли вы, любимые голоса? Если б... если б только я мог уснуть! (Гасит лампы, ложится на кушетку, натягивает на себя черный халат.) Как трепетало это тело! О, конец жизни!
Пауза. Справа в лабораторию прокрадывается ЕЛЕНА.
ЕЛЕНА. Прим! Иди скорей сюда! ПРИМ (входит). Что тебе?
ЕЛЕНА. Смотри, сколько у него тут трубочек! Что он с ними делает?
ПРИМ. Опыты. Не трогай.
ЕЛЕНА (смотрит в микроскоп). Ой, смотри, как интересно!
ПРИМ. Это микроскоп. Ну-ка дай...
ЕЛЕНА. Не трогай меня! (Разбила пробирку.) Ах, ну вот -- пролила...
ПРИМ. Что ты наделала!
ЕЛЕНА. Это можно вытереть.
ПРИМ. Ты испортила ему опыт!
ЕЛЕНА. Оставь -- это пустяки. Ты сам виноват. Нечего было подходить ко мне.
ПРИМ. А тебе нечего было меня звать.
ЕЛЕНА. Ну что же, пусть я звала -- а ты бы не подходил. Ой, смотри, Прим: господин тут что-то написал!
ПРИМ. Этого нельзя читать, Елена. Это тайна.
ЕЛЕНА. Какая тайна'
ПРИМ. Тайна жизни.
ЕЛЕНА. Это ужжасно интересно! Одни цифры. Что это такое?
ПРИМ. Формулы.
ЕЛЕНА. Не понимаю. (Подходит к окну.) Нет, Прим, взгляни!
ПРИМ. Что там?
ЕЛЕНА. Солнце всходит!
ПРИМ. Постой, я сейчас... (Просматривает книгу.) Елена, это - - величайшая вещь на свете!
ЕЛЕНА. Пойди же сюда!
ПРИМ. Сейчас, сейчас...
ЕЛЕНА. Прим, да оставь ты эту противную тайну жизни! Какое тебе дело до всяких тайн? Иди скорей, смотри!
ПРИМ (подходит к окну). Ну, что тут?
ЕЛЕНА. Слышишь? Птицы поют. Ах, Прим, как бы мне хотелось стать птицей!
ПРИМ. Для чего?
ЕЛЕНА. Не знаю, Прим. Мне так странно. Сама не знаю, что это такое: я словно с ума сошла, совсем голову потеряла, у меня болит тело, сердце – все болит!.. А что со мной случилось -- ах, этого я тебе не скажу! Знаешь, Прим, наверно я скоро умру.
ПРИМ. Скажи, Елена, не кажется тебе иногда, что лучше было бы умереть? Ведь может быть... мы просто спим? Вчера я опять во сне разговаривал с тобой.
ЕЛЕНА. Во сне?
ПРИМ. Во сне. И говорили мы на каком-то чужом или новом языке, потому что я не помню ни слова.
ЕЛЕНА. О чем мы говорили?
ПРИМ. Неизвестно. Я сам не понимал -- и все-таки знаю, что никогда еще не говорил ничего более прекрасного. Как это было и где -- не помню. Но когда я дотронулся до тебя -- я чуть не умер. И место было совсем не похоже на те, какие кто когда-нибудь видел на свете.
ЕЛЕНА. А я нашла такое местечко, Прим, -- ты не поверишь! Там жили люди, но теперь все уже заросло, и никто туда не ходит. Никто, никогда -- только одна я.
ПРИМ. А что там есть?
ЕЛЕНА. Ничего особенного; просто домик и сад. И две собаки. Видел бы ты, как они мне лижут руки... А их щенята! Ах, Прим, наверно, в мире нет ничего прекраснее! Возьмешь их на колени, станешь с ними нянчиться.-- и уж ни о чем не думаешь, ни о чем не заботишься, пока солнце не сядет. И потом, когда встанешь, у тебя такое ощущение, будто ты сделал в сто раз больше самого большого дела. Нет, я и впрямь никуда не гожусь. Все говорят, что я не пригодна ни к какой работе. Я сама не знаю, какая я.
ПРИМ. Ты красивая.
ЕЛЕНА. Я? Перестань, Прим... Как ты сказал?
ПРИМ. Поверь мне, Елена: я сильней всех роботов.
ЕЛЕНА (перед зеркалом). Будто я красивая? Ах, эти ужжасные волосы! Что бы такое воткнуть в них? Там, в саду, я всегда втыкаю в волосы цветы; но там нет зеркала, и никто... (Всматривается в свое отражение.) Ты - - красивая? Почему? Разве красивы волосы, от которых только тяжело голове? Красивы глаза, которые то и дело закрываешь? Или губы, которые все время кусаешь, чтоб стало больно? Что это такое, к тему это -- быть красивой? (Видит в зеркале Прима.) Это ты, Прим? Пойди сюда. Посмотримся в зеркало, вот так, рядом... Видишь, у тебя голова не такая, как У меня, и плечи, и рот... Ах, Прим, зачем ты сторонишься меня? Почему заставляешь меня целыми днями бегать за тобой? А сам говоришь, что я красивая! РИМ. Это ты от меня скрываешься, Елена.
ЕЛЕНА. Что за прическа! Дай-ка! (Запускает обе Руки ему в волосы.) Ой, Прим, как приятно до тебя дотрагиваться! Погоди, ты тоже должен быть красивым! (Берет с умывальника гребенку, начесывает Приму волосы на лоб.)
ПРИМ. Елена, с тобой не бывает так: вдруг сердце заколотится, будто вот-вот случится что-то...
ЕЛЕНА (смеется). Погляди теперь на себя!
АЛКВИСТ (поднимается с кушетки). Что... что это? Смех? Люди? Кто вернулся?
ЕЛЕНА (роняет гребенку). Но что же может с нами случиться, Прим?
АЛКВИСТ (шатаясь, бросается к ним). Люди? Вы... вы... вы -- люди?
Елена, вскрикнув, отворачивается.
Вы -- обрученные? Люди? Откуда вы взялись? (Ощупывает руками Прима.) Кто вы?
ПРИМ. Робот Прим.
АЛКВИСТ. Что?! Покажись мне, девушка! А ты кто?
ПРИМ. Робот Елена.
АЛКВИСТ. Робот? Обернись ко мне лицом! Как! Тебе стыдно? (Берет ее за плечо.) Покажись мне, робот!
ПРИМ. Господин, не трогай ее!
АЛКВИСТ. О! Ты ее защищаешь?.. Ступай, девушка!
Елена выбегает.
ПРИМ. Мы не знали, господин, что ты спишь тут.
АЛКВИСТ. Когда ее сделали? ПРИМ. Два года тому назад. АЛКВИСТ. Доктор Галль? ПРИМ. Так же, как и меня.
АЛКВИСТ. Тогда вот что, милый Прим: мне... мне надо произвести кое-какие опыты над роботами Галля. От этого зависит будущее, понятно?
ПРИМ. Да.
АЛКВИСТ. Хорошо. Тогда отведи эту девушку в прозекторскую. Я буду ее анатомировать.
ПРИМ. Елену?!
АЛКВИСТ. Ну да, я же говорю. Иди, приготовь все... Ну, что же ты стоишь? Или мне позвать других, чтобы ее отвели?
ПРИМ (хватает тяжелый пестик). Пошевелись только - - голову разобью!
АЛКВИСТ. Разбей! Разбей же! Что тогда станут делать роботы?
ПРИМ (бросается на колени). Возьми меня, господин! Я так же сделан, как она, из того же материала, в тот же самый день. Возьми мою жизнь, господин! (Распахивает блузу.) Режь! На!
АЛКВИСТ. Ступай, я хочу анатомировать Елену. Да поторапливайся!
ПРИМ. Возьми меня вместо нее: вскрой мне грудь -- даже не вскрикну, не охну! Сто раз возьми мою жизнь...
АЛКВИСТ. Спокойно, милый. Не так щедро! Или тебе жизнь не дорога?
ПРИМ. Без нее - - не дорога. Без нее я не хочу ять, господин. Ты не должен убивать Елену! Ну, не все ли тебе равно? Возьми мою жизнь!
АЛКВИСТ (нежно дотрагивается до его головы).Не знаю. Послушай, юноша, подумай хорошенько,.ело умирать. Видишь ли, жить гораздо лучше.
ПРИМ (поднимаясь). Не бойся, господин, режь. Я сильней ее.
АЛКВИСТ (звонит). Ах, Прим, как давно я был молодым! Не бойся -- с Еленой ничего не случится.
ПРИМ (расстегивает блузу). Я иду, господин.
АЛКВИСТ. Погоди.
Входит ЕЛЕНА.
Подойди сюда, девушка, покажись мне! Значит, ты -- Елена? (Гладит ее по волосам.) Не бойся, не отдергивай головы. Ты помнишь госпожу Домин? Ах, Елена, какие у нее были волосы! Нет, нет, ты не хочешь взглянуть на меня. Ну как, убрала в прозекторской?
ЕЛЕНА. Да, господин.
АЛКВИСТ. Хорошо. И ты поможешь мне, правда? Я буду анатомировать Прима...
ЕЛЕНА (вскрикивает). Прима?!
АЛКВИСТ. Ну да. Это необходимо. Я думал было анатомировать тебя, но Прим предложил себя на твое место.
ЕЛЕНА (закрыв лицо руками). Прим?
АЛКВИСТ. Ну да, что тут такого? Ах, дитя мое, ты умеешь плакать? Но скажи: что тебе до какого-то Прима?
ПРИМ. Не мучай ее, господин?
АЛКВИСТ. Тише, Прим, тише! Зачем эти слезы? Господи, ну что тут такого: ну, не будет Прима. Через неделю ты о нем забудешь. Иди и радуйся, что живешь.
ЕЛЕНА (тихо). Я пойду.
АЛКВИСТ. Куда?
ЕЛЕНА. Туда... Чтобы ты меня анатомировал.
АЛКВИСТ. Тебя? Ты красивая, Елена. Жалко.
ЕЛЕНА. Пойду. (Прим загораживает ей дорогу.) Пусти, Прим! Пусти меня туда!
ПРИМ. Ты не пойдешь, Елена! Прошу тебя, уйди. Тебе нельзя здесь оставаться!
ЕЛЕНА. Я выброшусь из окна. Прим! Если ты туда пойдешь, я выброшусь из окна!
ПРИМ (удерживает ее). Не пущу! (К Алквисту.) Ты не убьешь никого из нас, старик!
АЛКВИСТ. Почему?
ПРИМ. Мы... мы принадлежим друг другу.
АЛКВИСТ. Да будет так! (Открывает среднюю дверь.) Тише. Ступайте.
ПРИМ. Куда?
АЛКВИСТ (шепотом). Куда хотите. Елена, веди его. (Выталкивает их.) Ступай, Адам. Ступай, Ева; ты будешь ему женой. Будь ей мужем. Прим! (Запирает за ними дверь. Один.) Благословенный день! (Подходит на цыпочках к столу, выпивает содержимое пробирок на пол.) Праздник дня шестого! (Садится к письменному столу, сбрасывает книги; потом раскрывает библию, перелистывает, читает вслух.) "И сотворил Бог человека по образу своему, по образу божию сотворил его: мужчину и женщину -- сотворил их. И благословил их бог и сказал им бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, владычествуйте над рыбами морскими, и над зверями и над птицами небесными, и над всяким скотом, и над всею землею, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле... (Встает.) И увидел бог все, что он создал, и вот -- хорошо весьма. И был вечер, было утро: день шестый". (Выходит на середину комнаты.) День шестый! День милости. (Падает на колени.) Ныне отпускаешь раба твоего, владыко, -- самого ненужного из рабов твоих, Алквиста. Россум, Фабри, Галль, великие изобретатели -- что изобрели вы более великого, чем эта девушка, этот юноша, эта первая пара, открывшая любовь, плач, улыбку любви -любви между мужчиной и женщиной? О, природа, природа, -- жизнь не погибнет! Товарищи мои, Елена, -- жизнь не погибнет! Она возродится вновь от любви, возродится -- нагая и крохотная, и примется в пустыне, и не нужно будет ей все, что мы делали и строили, не нужны города и фабрики, не нужно наше искусство, не нужны наши мысли... Но она не погибнет! Только мы погибли! Рухнут дома и машины, развалятся мировые системы, имена великих опадут, как осенние листья... Только ты, любовь, расцветешь на руинах и ветру вверишь крошечное семя жизни... Ныне отпускаешь раба твоего, владыко, по слову твоему, с миром; ибо видели очи мои... видели... спасение твое через любовь, и жизнь не погибнет! (Встает.) Не погибнет! {Раскрывает объятия.) Не погибнет!
Занавес.
КОНЕЦ


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



R.U.R. Википедия Стих об умершем человеке в день рождения

Карел чапек универсальные роботы Карел чапек универсальные роботы Карел чапек универсальные роботы Карел чапек универсальные роботы Карел чапек универсальные роботы Карел чапек универсальные роботы Карел чапек универсальные роботы

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ