Закрыть ... [X]

Стих про дочь на свадьбе

Главная   Фонд   Концепция   Тексты Д.Андреева   Биография   Работы   Вопросы   Религия   Общество   Политика   Темы   Библиотека   Музыка   Видео   Живопись   Фото   Ссылки  


Хаким Абулькасим Мансур Хасан Фирдоуси Туси


Размещение в сети: http://rodon.org/firdousi/sh.htm
Дата написания: ок. 1010;  автора: ок.940-ок.1030;  файла: 21.10.2011
Перевод (неполный) с персидского: В.В.Державин, С.И.Липкин


СОДЕРЖАНИЕ

Фирдоуси – стих про дочь на свадьбе слава и гордость мировой культуры
Вступление. Слово в похвалу разума
Легендарные цари
     Каюмарс
Сказание о Заххаке
     О Заххаке и его отце
     Кухня Иблиса
     Иранцы приглашают Заххака на царство
     Сон Заххака
     Мобеды объясняют сон Заххака
     Рождение Фаридуна
     Рассказ о кузнеце Каве
Заль и Рудаба
     Рождение Заля
     Птица Симург находит Заля
     Сам видит во сне сына
     Сам и Заль приходят к царю Манучихру
     Заль и Рудаба влюбляются друг в друга
     Служанки Рудабы встречаются с Залем
     Заль идет к Рудабе
     Заль советуется с мобедами
     Заль пишет письмо отцу
     Сам советуется с мобедами
     Синдухт узнает о поступке дочери
     Михраб узнает о поступке дочери
     Манучихр узнает о любви Заля и Рудабы
     Заль приезжает к Саму
     Сам пишет письмо Манучиxpу
     Синдухт отправляется к Саму
     Заль приезжает с письмом отца к Манучихру
     Вопросы мобедов и ответы Заля
     В Кабуле готовятся к встрече гостей
     Заль возвращается в Забул
     Заль женится на Рудабе
     Рождение Рустама
     Сам приезжает к Рустаму
Рустам и Сухраб
     Охота Рустама и его встреча с шахом Самангана
     Посещение Рустама дочерью шаха. Рустам берет в жены дочь шаха Самангана – Тaxмину
     Рассказ о рождении Сухраба
     Ухраб выбирает коня и готовит войско на битву с Кавусом
     Афрасиаб посылает Бармана и Хумана к Сухрабу
     Нападение Сухраба на Белый замок
     Поединок Сухраба с Гурдафарид
     Письмо Гуждахама шаху Кавусу
     Сухраб захватывает Белый замок
     Письмо Кавуса Рустаму
     Гив и Рустам прибывают к Кавусу. Гнев Кавуса
     Кавус собирает войска
     Рустам проникает в крепость и убивает Жандаразма
     Сухраб спрашивает у Хаджира имена и приметы предводителя иранского войска
     Нападение Сухраба на шатер Кей-Кавуса
     Первый бой Рустама и Сухраба
     Второй бой Рустама с Сухрабом
     Смерть Сухраба от руки Рустама
     Рустам просит у Кавуса целительный бальзам для Сухраба, но Кавус отказывает
     Плач Рустама над Сухрабом
     Мать Сухраба Тахмина узнает о смерти своего сына
Сиявуш
     Начало сказания
     О матери Сиявуша
     Рождение Сиявуша
     Прибытие Сиявуша из Забула
     Смерть матери Сиявуша
     Судаба влюбляется в Сиявуша
     Сиявуш приходит к Судабе
     Сиявуш снова идет на женскую половину
     Сиявуш идет на женскую половину в третий раз
     Судаба обманывает Кавуса
     Судаба и чародейка прибегают к хитрости
     Кавус расспрашивает о двойне
     Сиявуш проходит сквозь огонь
     Сиявуш просит отца простить Судабу
     Кавус узнает о набеге Афрасиаба
     Сиявуш ведет войско
     Афрасиаб видит страшный сон
     Афрасиаб расспрашивает мобедов о сне
     Гарсиваз приезжает к Сиявушу
     Сиявуш предлагает условия мира с Афрасиабом
     Сиявуш отправляет Рустама к Кавусу
     Кавус отправляет Рустама в Систан
     Ответ Кавуса на послание Сиявуша
     Сиявуш совещается с Бахрамом и Зангой
     Занга отправляется к Афрасиабу
     Сиявуш передает войско Баxраму
     Сиявуш встречается с Афрасиабом
     Пиран отдает Сиявушу в жены свою дочь
     Пиран говорит Сиявушу о царевне Фарангис
     Пиран говорит с Афрасиабом
     Свадьба Фарангис и Сиявуша
     Афрасиаб дает Сиявушу во владение часть страны
     Сиявуш возводит Гангдиж
     Сиявуш говорит Пирану о будущем
     Афрасиаб отправляет Пирана с войском
     Сиявуш сооружает Сиявушгирд
     Пиран прибывает в Сиявушгирд
     Афрасиаб посылает к Сиявушу Гарсиваза
     Рождение Фаруда, сына Сиявуша
     О победе Сиявуша на ристалище
     Гарсиваз клевещет Афрасиабу на Сиявуша
     Возвращение Гарсиваза к Сиявушу
     Письмо Сиявуша Афрасиабу
     Афрасиаб выходит на войну с Сиявушем
     Сиявуш видит сон
     Сиявуш сообщает Фарангис свое завещание
     Афрасиаб берет в плен Сиявуша
     Фарангис плачет перед Афрасиабом
     Гуруй убивает Сиявуша
     Пиран спасает Фарангис
Фаруд
     Встреча Фаруда с иранским войском
     Фаруд и Тухар смотрят на иранское войско
     Бой Фаруда с Гивом
     Бой Фаруда с Бижаном
     Гибель Фаруда
     Поход Туса на Туран
     Иранцев застигает буран
     Бахрам берет в плен Кабуду
     Бой иранцев с Тажавом
     Афрасиаб узнает о Тусе и его войске
     Ночное нападение Пирана на иранцев
Рустам и Акван-див
Бижан и Манижа
     Начало сказания
     Армяне просят Хocpова o помощи
     Бижан отправляется на бой с кабанами
     Коварство Гургина
     Бижан отправляется на свидание с Манижой, дочерью Афрасиаба
     Бижан приходит в шатер Манижи
     Манижа увозит Бижана в свой дворец
     Гарсиваз приводит Бижана к Афрасиабу
     Пиран просит Афрасиаба пощадить жизнь Бижана
     Афрасиаб заключает Бижана в темницу
     Гургин возвращается в Иран и лжет о судьбе Бижана
     Гив приводит Гургина к Хосрову
     Кей-Хосров видит Бижана в чаше, отражающей мир
     Письмо Хосрова Рустаму
     Гив привозит Рустаму письмо Кей-Хосрова
     Рустам устраивает пир в честь Гива
     Рустам приезжает к Хосрову
     Кей-Хосров пирует с витязями
     Рустам просит царя освободить Гургина
     Рустам снаряжает войско
     Рустам отправляется в город Хотан к Пирану
     Манижа приходит к Рустаму
     Бижан узнает о прибытии Рустама
     Рустам освобождает Бижана из заточения
     Возвращение Бижана и Манижи
Семь подвигов Исфандиара
     Первый подвиг. Исфандиар убивает волков
     Второй подвиг Исфандиара. Исфандиар убивает льва и львицу
     Третий подвиг. Исфандиар убивает дракона
     Четвертый подвиг. Исфандиар убивает ведьму
     Пятый подвиг. Исфандиар убивает симурга
     Шестой подвиг. Переход Исфандиара через снега
     Седьмой подвиг. Исфандиар переходит через реку. Убиение Гургсара
     Исфандиар проникает в Руиндиж в одежде купца
     Сестры узнают Исфандиара
     Нападение Пшутана на Руиндиж
     Гибель Арджаспа от руки Исфандиара
     Исфандиар убивает Кaxpaмa
Рустам и Исфандиар
     Восхваление Исфандиаром своего рода
     Восхваление Рустамом своего могущества
     Рустам и Исфандиар пьют вино
     Возвращение Рустама в свой дворец
     Наставления Заля Рустаму
     Бой Рустама с Исфандиаром
     Гибель сыновей Исфандиара от руки Завары и Фарамарза
     Бегство Рустама на гору
     Рустам советуется со своими родственниками
     Помощь Симурга Рустаму
     Возвращение Рустама на битву с Исфандиаром
     Рустам пускает стрелу в глаза Исфандиару
     Завещание Исфандиара Рустаму
     Пшутан привозит тело Исфандиара к Гуштаспу
     Рустам отсылает Бахмaнa в Иран
     Рустам и Шагад
     Рустам отправляется в Кабул к своему брату Шагаду
     Кабульский шах роет ямы на охотничьем угодье. Рустам и Завара падают в яму
     Рустам убивает Шагада и умирает
     Заль узнает о гибели Рустама и Завары. Фарамарз привозит гробы с их прахом и воздвигает усыпальницы
     Фарамарз ведет войска, чтобы отомстить за Рустама, и убивает кабульского шаха
     Рудаба теряет разум от тоски по Рустаму
Искандар
     Искандар приходит в страну брахманов
Ардашир Бабакан
     Рождение Ардашира Бабакана
     Ардашир прибывает во дворец Ардавана
     Гульнар видит Ардашира. Смерть Бабака
     Ардашир бежит с Гульнар
     Ардаван узнает о бегстве Гульнар и Ардашира
     Ардаван пишет письмо своему сыну Баxману, приказывая разыскать Ардашира
     Ардашир собирает войско
     Ардашир сражается с Бауманом и одерживает победу
     Битва Ардашира с Ардаваном
     Война Ардашира с курдами
     Ардашир совершает на курдов ночное нападение и разбивает их войско
     Дастан о черве Хафтвада
     Сражение Ардашира с Хафтвадом и поражение Ардашира
     Михрак, сын Нушзада, разоряет дом Ардашира
     Ардашир узнает тайну непобедимости Хафтвада
     Ардашир истребляет червя Хафтвада
     Ардашир убивает Хафтвада
     Восшествие Ардашира на престол
     Повесть об Ардашире и дочери Ардавана
     Рождение Шапура, сына Ардашира
     Спустя семь лет Ардашир узнает о рождении сына и признает его
     Шапур играет в чоуган, и отец узнает его
     Ардашир вопрошает о будущем индийского мудреца Кейда
     Шапур женится на дочери Михрака
     У Шапура рождается сын Хормуз от дочери Михрака
     Ардашир устраивает дела мира
     О непостоянстве судьбы
     Ардашир передает управление страной Шапуру
Бахрам Гур
     Рассказ о Бахраме и музыкантше на охоте
     Восшествие Бахрама на престол; его советы вельможам и наместникам
     Рассказ о Бахраме Гуре и о Ламбаке-водоносе
     Рассказ о Бахраме Гуре и о Кабруе и о том, как Бахрам запретил пить вино
     Рассказ о юном сапожнике, о льве и о том, как Бахрам разрешил пить вино
     Рассказ о том, как мобед Бахрама разорил селение и потом вновь его благоустроил
     Рассказ о Бахраме Гуре и о землевладельце Фаршидварде
     Рассказ о том, как собиратель колючек поведал все о Фаршидварде, а также о том, как Бахрам роздал его имущество достойным
Маздак
Нашествие арабов
     Письмо Рустама, сына Фаррух-Хурмузда
     Послание шаха Йездигерда Марзбанам Туса
     Йездигерд скрывается на мельнице
     Мельник доносит Махою Сури о местонахождении шаха. Махой велит мельнику убить шаха
     Махой Сури попадает в плен к иранскому полководцу Бижану
     Из заключения поэмы
О тексте поэмы
Пояснительный словарь
Примечания


Поэма Фирдоуси «Шах-наме» («Книга царей») – это чудесный поэтический эпос, состоящий из 55 тысяч бейтов (двустиший), в которых причудливо переплелись в извечной борьбе темы славы и позора, любви и ненависти, света и тьмы, дружбы и вражды, смерти и жизни, победы и поражения. Это повествование мудреца из Туса о легендарной династии Пишдадидов и перипетиях истории Киянидов, уходящие в глубь истории Ирана через мифы и легенды.

В качестве источников для создания поэмы автор использовал легенды о первых шахах Ирана, сказания о богатырях-героях, на которые опирался иранский трон эпоху династии Ахеменидов (VI-IV века до н. э.), реальные события и легенды, связанные с пребыванием в Иране Александра Македонского. Абулькасим Фирдоуси работал над своей поэмой 35 лет и закончил ее в 401 году хиджры, то есть в 1011 году.

Условно принято делить «Шахнаме» на три части: мифологическая, героическая и историческая.

Фирдоуси – слава и гордость мировой культуры


Всемирная история знает яркие, насыщенные грозными событиями периоды, которые Стефан Цвейг образно назвал «звездными часами человечества». В эти эпохи самые передовые представители своего времени, те, кого справедливо именуют совестью народной, остро и сильно переживая драматические ситуации своей эпохи, создают великие творения человеческого духа.

К числу подобных произведений, отразивших в высокохудожественной форме духовный и общественный подъем народов, относятся: «Махабхарата» и «Рамаяна», «Илиада» и «Одиссея», «Божественная комедия» Данте и трагедии Шекспира. В этом ряду стоит и «Шах-наме» гениального Фирдоуси.

Поэт, взявший себе псевдоним «Фирдоуси», что означает «райский», жил и творил в восточном Иране, который входил в те далекие времена в состав государства Саманидов, объединившего земли, на которых жили предки современных таджиков и персов. Это территориальное единство двух народов продолжалось многие столетия, и вплоть до XVI века культурное достояние персов и таджиков было общим.

В государстве Саманидов, политическими и культурными центрами которого были города Бухара и Самарканд, в X веке на базе развития производительных сил, городской жизни и роста национального самосознания народа расцвели наука и художественная литература. На территории Хорасана и Средней Азии в то время жили и творили выдающиеся математики Хорезми (IX в.), Худжанди (Хв.), великие философы и ученые Аль-Фараби (IX в.), Ибн-Сина (X-XI вв.) и Бируни (X-XI вв.).

В X веке в столице Бухаре и других городах державы Саманидов бурно развивалась литература на языке дари, иначе именуемом также фарси. Она послужила основой для дальнейшего развития классической персидско-таджикской поэзии: в X веке был выработан и отшлифован литературный язык фарси, сформировались основные жанры персидско-таджикской поэзии, сложилась система образов с развитой поэтической лексикой и богатством речевых средств, были канонизированы все стихотворные метры и их модификации.

В этот период в государстве Саманидов творила плеяда замечательных поэтов, в произведениях которых наряду с характерными для эпохи панегириками воплотились идеи и мысли, волновавшие передовых людей того времени и отразившие коренные интересы народа. В поэзии достигла высокого развития лирика как философско-этического, так и любовного характера; лирические стихи поэтов были проникнуты глубокими раздумиями о судьбе человека, о мироздании, социальной несправедливости.

О философской лирике дают яркое представление стихи выдающегося поэта-философа Шахида Балхи (X в.), в которых он выразил свое понимание взаимоотношения богатства и знаний:

Видно, званье и богатство – то же, что нарцисс и роза,
И одно с другим в соседстве никогда не расцветало.
Кто богатствами владеет, у того на грош познаний,
Кто познаньями владеет, у того богатства мало.

Этот мотив несовместимости знания и богатств в персидско-таджикской поэзии был излюбленным, он встречается у многих поэтов, в том числе и у великого Рудаки (ум. в 941 г.) – признанного основоположника классической поэзии на языке фарси.

Персидско-таджикскую поэзию X века характеризует живое восприятие бытия, призыв к полнокровной жизни со всеми ее радостями, вызов неумолимой судьбе. Такими мотивами навеяно известное стихотворение Рудаки:

Будь весел с черноокою вдвоем,
Затем что сходен мир с летучим сном.
Ты будущее радостно встречай,
Печалиться не стоит о былом.
Я и подруга нежная моя,
Я и она – для счастья мы живем.
Как счастлив тот, кто брал и кто давал,
Несчастен равнодушный скопидом.
Сей мир, увы, лишь вымысел и дым,
Так будь что будет, насладись вином!

В VII веке Иран и Средняя Азия были завоеваны Арабским халифатом и включены в сферу экономической, политической и культурно-духовной жизни этого огромного государства. Однако уже через столетие в среде иранских образованных кругов началось движение, известное под названием шуубийа, в котором отразился протест порабощенных пародов против их духовного закабаления. Так, например, иранские шуубиты собирали древние сказания, переводили древнеиранские книги на арабский язык, использовали в своих стихах идеи, образы и мотивы Авесты и других зороастрийских религиозных сочинений.

Особое распространение в X веке получило сведение древних иранских мифов и героических сказаний в специальные сборники, носившие название «Шах-наме» («Книга о шахах»). При составлении этих произведений широко использовались написанные на среднеперсидском языке своды «Худай-наме» («Книга о царях»), в которых наряду с официальной придворной хроникой династии Сасанидов (III-VI вв. н. э.) содержались также мифы и сказания иранских народов.

В течение X века на языке дари было составлено три (по свидетельству некоторых источников – четыре) прозаических свода «Шах-наме», которые носили полуисторический-полухудожественный характер и не могли оказывать должного эстетического воздействия. Следовательно, в то время уже созрела настоятельная потребность создания истинно поэтических произведений о героическом прошлом. Все это было обусловлено, с одной стороны, все возрастающим процессом пробуждения народного самосознания у предков таджиков и персов, необходимостью духовного самовыражения, то есть создания художественной эпической литературы на родном языке; с другой стороны, было продиктовано необходимостью консолидации внутренних сил страны перед угрозой иноземного вторжения кочевых племен, с которыми Саманидам приходилось вести беспрерывные войны. Этот социальный заказ остро чувствовали все передовые писатели и общественные деятели Саманидского государства, и первым, кто попытался удовлетворить эту настоятельную потребность общества, был поэт Дакики, погибший совсем молодым (977 г.) и успевший написать всего несколько тысяч бейтов (двустиший).

Завершить неоконченную работу Дакики взялся Абулькасим Фирдоуси, создавший гениальную эпопею «Шах-наме» – венец всей персидской и таджикской поэзии.

Исторические и историко-литературные источники сообщают о жизни Фирдоуси лишь скудные сведения. Известно, что он родился где-то около 934 года, в семье обедневшего дихкана – представителя полупатриархальной-полуфеодальной знати, теснимой новым классом феодальных землевладельцев.

В 994 году, как об этом говорится в заключительной части «Шах-наме», Фирдоуси закончил первую, неполную редакцию своего произведения. За долгие годы, в течение которых он писал «Шах-наме», ему пришлось испытать и голод, и холод, и жестокую нужду. О незавидном материальном положении великого поэта говорится во многих лирических отступлениях, разбросанных по всей огромной книге. Так, в одном из них он сетует:

Луна померкла, мрачен небосвод,
Из черной тучи снег идет, идет.
Ни гор, ни речки, ни полей не видно,
И ворона, что мглы черней, не видно.
Ни дров, ни солонины у меня,
И нет – до новой жатвы – ячменя.
Хоть вижу снег – слоновьей кости гору,–
Поборов я боюсь в такую пору.
Весь мир вверх дном перевернулся вдруг...
Хотя бы чем-нибудь помог мне друг!

Над первой редакцией поэт, судя по сведениям первоисточников и текста самого «Шах-наме», трудился около двадцати лет и лишь в старости получил вознаграждение за свой поистине титанический труд. В то время правители платили поэтам за посвящение им произведений. Однако Фирдоуси оказался в незавидном положении: в 992 году (то есть за два года до завершения первой редакции «Шах-наме») Бухара – столица Саманидов, политике которых отвечал идейный смысл эпопеи и на покровительство которых поэт имел все основания рассчитывать, была взята Караханидами – предводителями кочевых племен из Семиречья. И надеждам Фирдоуси не суждено было осуществиться, но он не прекратил работы и приступил ко второй редакции, по объему почти вдвое предвосходившей первоначальную, которая была закончена в 1010 году. К этому времени Саманидов в качестве правителя Хорасана и части Средней Азии сменил могущественный властитель Газны султан Махмуд (997-1030), прославившийся как жестокий завоеватель Северной Индии. Он отверг творение Фирдоуси.

Существует много легенд о причинах конфликта между гениальным поэтом и грозным тираном. Одна из них была поэтически обработана великим немецким романтиком Генрихом Гейне.

Согласно этой легенде, султан обещал поэту заплатить за каждое двустишие по золотой монете. Но Махмуд жестоко обманул его. Когда прибыл караван от султана и развязали тюки, оказалось, что золото заменено серебром. Оскорбленный поэт, который, по преданию, будто бы находился в бане, разделил эти деньги на три части: одну вручил банщику, другую – людям каравана, а на третью купил прохладительные напитки. Это был явный и прямой вызов деспотичному правителю. Султан приказал наказать поэта – бросить его под ноги слону. Фирдоуси бежал из родных мест и много лет провел в скитаннях. Лишь в старости он решил вернуться ыа родину.

Однажды главный министр в присутствии Махмуда произнес двустишие из великой поэмы. Султан, сменив гнев на милость, решил вознаградить поэта. Когда караван с дарами входил в ворота города, из противоположных ворот вынесли носилки с телом умершего Фирдоуси.

А в тот же час из восточных ворот
Шел с погребальным плачем народ.
К тихим могилам, белевшим вдали,
Прах Фирдуси по дороге несли,

– так заканчивает свою балладу, посвященную великому персо-таджикскому поэту, Генрих Гейне.

Советские ученые указали на подлинные причины отрицательного отношения султана к «Шах-наме». С одной стороны выступал Махмуд жесткий деспот, беспощадно подавлявший народные восстания и проводивший свои грабительские походы под знаменем священного ислама, с другой – великий поэт, воспевший борьбу за отчизну, но осудивший жестокость и беспричинное кровопролитие, прославивший справедливых правителей и простых людей, призывавший ценить «тех, кто зарабатывает трудом хлеб насущный». Султан не признавал никаких иных законов, кроме собственной воли, Фирдоуси же провозглашал гимн законности и правопорядку. Махмуд не ставил человеческую жизнь ни в грош, Фирдоуси же призывал ценить жизнь как величайшее благо. Одним словом, вся идейная основа, весь строи мыслей «Шах-наме» решительно противостояли политике Махмуда, и никакой речи, конечно, не могло быть о признании султаном великого творения.

«Шах-наме» – огромная стихотворная эпопея. В течение тысячелетия поэма многократно переписывалась, и средневековые писцы, не отличаясь особой щепетильностью в вопросах авторского права, поступали с текстом, как им заблагорассудится, так что количество бейтов в различных вариантах «Шах-наме» колеблется от сорока до ста двадцати тысяч. В критическом же тексте, впервые подготовленном на основе древнейших рукописей сотрудниками Института востоковедения АН СССР, содержится пятьдесят пять тысяч бейтов, и эту цифру следует полагать близкой к истине.

Композиция «Шах-наме» такова: поэма состоит из описаний пятидесяти царствований, начиная от царей легендарных и кончая личностями историческими. Некоторые эпизоды, как, например, разделы о сасанидских шахах, содержат всего лишь несколько десятков двустиший, иные же разделы насчитывают более пяти тысяч. Есть и такие разделы, в которые автор включил самостоятельные поэмы героического или романтического плана, нередко весьма крупные по объему. Именно они вследствие своей художественной силы приобрели наибольшую популярность. Таковы, например, «Рустам и Сухраб», «Сиявуш», включенные в повествование о царствовании Кей-Кавуса.

Исследователи делят «Шах-наме» на три части: 1) мифологическую (до появления систансккх богатырей); 2) героическую (до Искандара); 3) историческую. Хотя у самого автора такого деления нет, но оно вполне оправданно и имеет под собой реальную почву.

Каждый раздел предваряется тронной речью, как, например, речь Бахрама Гура. В этом обращении к великим мира сего и простым людям вступающий на престол властелин сообщает о своей будущей политической программе.

В заключительной части каждого раздела поэт устами умирающего шаха излагает предсмертмое завещание – наставление наследнику. В этом назидании наряду с пессимистическими нотками о бренности мира содержатся призывы быть справедливым и не обижать подданных, заботиться о процветании страны. Taк звучит, например, завещание Ардашира Бабакана:

Так будь разумным, щедрым, справедливым.
Страна счастлива – будет царь счастливым.
Лжи приближаться к трону запрети,
Ходи всегда по правому пути.
Для добрых дел сокровищ не жалей,
Они стране – как влага для полей.
А если шах жесток, и скуп, и жаден,–
Труд подданных тяжел и безотраден.
Дихкан скопил казну, украсил дом,–
Он это создал потом и трудом,–
И царь не отнимать казну дихкана,
А должен охранять казну дихкана.

Книги о царствованиях и включенные в них поэмы имеют обязательные зачины и концовки, которые не повторяются буквально, а варьируются в зависимости от ситуации.

Характерно, что, в отличие от книг всех средневековых персидских поэтов, Фирдоуси непосредственно за славословием богу помещает похвалу разуму. И в дальнейшем в повествовании автор неоднократно восхваляет человеческие знания, о которых он пишет так, словно сам является нашим современником:

Познанье выше имени и званья,
И выше свойств врожденных – воспитанье.
Коль в воспитанье сил не обретут,
Врожденные достоинства замрут.
...О личном благородстве всяк болтает;
Лишь светоч знанья душу украшает.

Или же:

И тот, в ком светоч разума горит,
Дурных деяний в мире не свершит.

Вся эпопея Фирдоуси пронизана одной, главной философской идеей – это борьба добра против зла. Силам добра, возглавляемым верховным божеством Ахурамаздой, противостоят полчища злых сил, главой которых является Ахриман. Иранцы в «Шах-наме» олицетворяют доброе начало, их враги – злое; небезынтересно, что те из иранцев, которые выбрали для себя неправый путь, изображаются как ступившие на стезю Ахримана. Фирдоуси так и пишет: «Его совратил Ахриман».

Злой дух в «Шах-наме» выступает в разном обличье, он не всегда действует сам, а большей частью исполнение своих нечестивых замыслов поручает дивам, то есть нечистой силе, выступающей в образе получеловека-получудовища.

Царевич Заххак, пишет Фирдоуси, был благородный и богобоязненный юноша, но его совратил Иблис (сатана), и он убил отца, захватил престол и стал систематически истреблять иранцев. Он процарствовал тысячу лет, пока силы добра во главе с потомком царей Фаридупом и кузнецом Кавой не свергли его.

В «Шах-наме» окончательное торжество всегда на стороне добра. В этом плане интересен конец эпопеи: иранское государство рухнуло под сокрушительным ударом арабских войск, величие Ирана повергнуто в прах. Но идейный смысл «Шах-наме», все призывы автора, помыслы изображенных им героев направлены на прославление своей страны. И поскольку падение Ирана изображено ретроспективно, как факт, происшедший несколько веков назад, само произведение Фирдоуси служит предостережением против повторения прежних ошибок, приведших к поражению.

Таким образом, основная мысль «Шах-наме» – это прославление родной страны, восторженный гимн Ирану, призыв к единению разрозненных сил, к централизации власти во имя отражения иноземных нашествий, на благо страны. Иранские правители – герои «Шах-наме» ни разу не начинают несправедливой войны, они всегда правая сторона, будь их врагами туранцы, византийцы или иные народности.

Богатыри и витязи в «Шах-наме» беззаветно преданы родной стране и шаху, олицетворяющему для них отчизну. Будучи незаслуженно обижены правителем, богатыри прощают обиды и оскорбления во имя общих интересов. Рустам но неведению убил юного туранского витязя Сухраба, и лишь после нанесения смертельной раны он узнает, что сразил собственного сына. А у шаха Кей-Кавуса был чудодейственный бальзам, способный вылечить смертельно раненного Сухраба, и Рустам отправляет к властелину гонца с просьбой дать зелье. Однако Кей-Кавус отказывает и без обиняков говорит прибывшему богатырю Гударзу, что он вовсе не желает, чтобы Сухраб остался в живых, из опасения, как бы отец и сын, объединившись, не свергли его с престола. В этой сцене поэт противопоставил низменности шаха величие Рустама, который и после этого остался верным вассалом Кей-Кавуса, так как для богатыря последний олицетворял собой Иран.

Вряд ли будет преувеличением утверждать, что именно Рустам – главный персонаж «шах-наме», а не властители, в войске которых он служит. В его образе автор воплотил свои представления об идеальном герое, Рустам наделен такой богатырской силой, что способен свергнуть любого шаха, а пережил их он много, поскольку сам прожил шестьсот долгих лет. Но он не поступает так, поскольку, согласно воззрениям Фирдоуси, царствовать может лишь отпрыск древних царей, наделенный фарром, божественной благодатью, осеняющей в виде нимба носителей верховной власти.

Вместе с тем Рустам в «Шах-наме» не безмолвный раб, а самостоятельная личность, наделенная огромным чувством собственного достоинства, сознающая свою силу и мощь, но тем не менее соблюдающая древние обычаи. Таким изображает его Фирдоуси в сцене, в которой шах Кей-Кавус осыпал его бранью и угрозами за опоздание на несколько дней, когда был вызван для похода против Сухраба. Сначала Кей-Кавус шлет богатырю письмо с просьбой, чуть ли не умоляет:

Пусть вечно бодрым разум твой пребудет!
Пусть в мире все тебе на радость будет!
Ты с древних лет опорой нашей был,
Ты – столп страны, источник вечных сил...
Пусть вечно над вселенною цветет,
От миродержца твой идущий род!
И счастье шахское не потускнеет,
Пока Рустам своим мечом владеет.

И вот Рустам прибывает во дворец вместе с посланным за ним витязем Гивом. Кей-Кавус приходит в ярость, и речи его звучат полным контрастом тому, что было сказано в письме:

Рассвирепел Кавус, насупил брови,
Привстал, как лютый лев, что жаждет крови.
От ярости, казалось, был он пьян,
В растерянность поверг он весь диван.
Вскричал: «Измена! Знаю я давно их!
Схвати их, Тус! Веди, повесь обоих!»

Хотя Рустам и верный вассал и подданный, он не дозволяет никому оскорблять свою честь и достоинство, и вот как он отвечает вспыльчивому властелину:


Шагнул и шаху в ярости сказал:
«Зря на меня ты гневом воспылал!
Безумен ты, твои поступки дики,
Ты недостоин звания владыки!..
Когда меня избрать хотели шахом
Богатыри, охваченные страхом,
Я даже не взглянул на шахский трон.
Был мной обычай древний соблюден.
А ведь – когда бы взял венец и власть я,
Ты б не имел величия и счастья».

Рустам покидает шаха, но вельможи и витязи посылают к нему мудрого Гударза, который уговаривает разгневанного богатыря простить шаха во имя спасения Ирана. Он возвращается, и вновь Кей-Кавус произносит совершенно иные, лицемерные слова:

Ему навстречу встал с престола шах
И молвил со слезами на глазах:
«Я нравом одарен непостоянным,–
Прости! Так, видно, суждено Йезданом...
Ты нам, Рустам, один теперь защита,
Опора наша, воин знаменитый!..
Мне в мире нужен только ты один,–
Помощник, друг мой, мощный исполин!»

В этих сценах поэт утверждает абсолютное гражданское превосходство народного героя и любимца над шахом. Величие Рустама и ничтожество властелина со всей мощью своего таланта Фирдоуси изобразил и в конфликте его с Исфандиаром. Художественное разрешение и мотивировка конфликта в данном случае намного сложнее, поскольку Исфандиар выступает как положительный герой, которому симпатизирует сам автор. Исфандиар – фигура трагическая, раздираемая противоречивыми чувствами. Он – молодой и неуязвимый воин, несправедливо оклеветанный, но тем не менее вставший грудью на защиту отчизны, когда ей угрожают неприятели. Он совершает множество блестящих подвигов и сокрушает врагов родины.

С другой стороны, Исфандиар жаждет и шахского трона. И после завершения победоносного похода он требует от отца, шаха Гуштаспа, уступить ему обещанный трон. Однако Гуштасп ставит еще одно условие – привести в столицу Рустама, скованного по рукам и ногам. Гуштасп заведомо посылает сына на смерть, так как со слов мудрого Джамаспа ему известно, что Исфандиар погибнет только от руки Рустама. Исфандиар осознает всю несправедливость требования Гуштаспа, видит, что отец платит Рустаму черной неблагодарностью, чувствует, что идет на неправое дело, и тем не менее соглашается выполнить желание отца, так как страстно жаждет царской власти. В данном случае к Исфандиару с полным основанием можно отнести слова Гегеля, сказанные им об Ахиллесе как о характере, сотканном из противоречий.

Фирдоуси облагораживает образ Рустама, который готов подчиниться шахскому требованию и явиться с повинной в столицу, но категорически отказывается разрешить сковать себя по рукам и ногам, так как рыцарская честь не позволяет ему этого. И Рустам старается склонить Исфандиара к мирному исходу, умоляет решить спор полюбовно, но тот неумолим и надменен, так как он получит трон лишь при выполнении отцовского приказа.

В этой коллизии проявляется мастерство Фирдоуси в создании трагического конфликта, решение которого может быть найдено лишь в смерти Исфандиара.

Величие гения Фирдоуси сказалось и в оценке им народных антифеодальных движений. Как великий художник он стремился преодолеть историческую и классовую ограниченность своего мировоззрения и поднялся выше средневековых представлений о характере и сущности восстаний, направленных против сильных мира сего.

Авторы исторических хроник и придворные поэты стремились заклеймить и очернить восставших крестьян и их вождей. Для сравнения можно привести слова историка X века Саалиби: «Чернь и бедняки беспорядочными толпами стекались к Маздаку, они сильно полюбили его и поверили в его пророческую миссию. Он же беспрестанно говорил лживые слова». Другой историк, Табари, называет восставших «разбойниками, насильниками, прелюбодеями», а Маздака – корыстолюбцем и подстрекателем.

И совершенно иную, правда, в некотором отношении противоречивую характеристику Маздаку и повстанцам дает Фирдоуси:

Был некий муж по имени Маздак,
Разумен, просвещен, исполнен благ.
Настойчивый, красноречивый, властный,
Сей муж Кубада поучал всечасно.

«Разбойники» и «грабители» средневековых хроник для автора «Шах-наме» были голодными отчаявшимися людьми, вынужденными изъять хлеб из царских амбаров; Фирдоуси так описывает этот эпизод:

Сказал Маздак: «О царь, живи вовек!
Допустим, что закован человек.
Без хл


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Красивые стихи Конкурс для одного свидетеля на свадьбе

Стих про дочь на свадьбе Стих про дочь на свадьбе Стих про дочь на свадьбе Стих про дочь на свадьбе Стих про дочь на свадьбе Стих про дочь на свадьбе Стих про дочь на свадьбе Стих про дочь на свадьбе Стих про дочь на свадьбе

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ